aurea mediocritas: delusion

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » aurea mediocritas: delusion » registration » Grace Bole-Pratchett, 24, tattoo artist


Grace Bole-Pratchett, 24, tattoo artist

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Grace Bole-Pratchett, 24 y.o
http://funkyimg.com/i/2AU4Z.png
zippora seven
ost: siouxsie and the banshees - cities in dust

[1] the stooges - i wanna be your dog
[2] amy winehouse - in my bed
[3] pj harvey - good fortune
[4] chicks on speed - love life
[5] meg myers - desire

[6] pj harvey - oh my lover
[7] pj harvey – the dancer (acoustic)
[8] interpol - my blue supreme
[9] deftones - sextape
[10] yeah yeah yeahs – heads will roll




i wanna feel you, i want it all
» имя персонажа: grace holliday bole-pratchett // грейс холлидей боул-пратчетт;
» сокращения: холли, эйс, грейни, грация для дяди, грейбоул для друзей;
» возраст и дата рождения: 24 года, 13 августа 2002;
» факультет, год выпуска: ильвермони, 2019;
» место работы: тату-салон " holli pratchett", бар "uncle-pratchett"
» чистота крови: магглорожденная
honey, i wanna break you
» родственники:
хэнк пратчетт - отец, 58 лет. практикующий психотерапевт;
холидей пратчетт - мать, 55 лет. несостоявшийся писатель. домохозяйка;
хоуп пратчетт - старшая сестра, 30-цать с хвостом, как она сама говорит про свой возраст. волонтер в католической церкви.
тайлер пратчетт - дядя и ментальный отец. владелец бара.
хантер боул-пратчетт - муж. фронтмен группы.

» общее описание:
— хантер, я даже не знаю стоит ли тебя знакомить с моей семьей, — я затягиваюсь сигаретой и задумчиво щурюсь, поглядывая на то, как ханни бросает шмотки в наш общий чемодан, словно баскетболист. он пожимает плечами и с глупой улыбкой отвечает:
— да что там такого? мы поженились около года назад, тебе не кажется, что надо порадовать твою мамашу? кстати, она такая же горячая, как ты? — хантер падает на пол и умудряется захватить меня за бедро своей рукой. разумеется, я падаю, удержаться от этого невозможно — его хватка крепче, чем у всей моей семьи вместе взятой. и это одна из причин, почему я не хочу знакомить его со своей семьей.
— ханни, — я смеюсь, пытаясь захватить пальцами его короткие волосы на затылке, пока он кусает меня за бедро, заползая под тесную юбку свободной ладонью, — если бы ты увидел мою мать — ты не задавал бы такие вопросы.. — я пытаюсь сконцентрироваться на нашем диалоге, но он какого-то хрена мешает мне это сделать.
— вот и решено. мне нужно увидеть твою мать хотя бы потому что я задаю слишком много вопросов, которые мог бы не задавать.
— хантер боул, ты пожалеешь об этом..

сколько себя помню — моя семья казалась мне самой приебнутой из всех семей, что вообще существовали.
мой отец — психотерапевт. (по членам нашей семьи этого совсем не заметно, если честно) наверное, именно поэтому, мне, как самой адекватной здесь досталась сова с приглашением в ильвермони. ну как досталась — моя сестра хоуп перекрестилась и пошла молиться, а моя мать подумала, что у нее галлюцинации.
привет, меня зовут грейс пратчетт и я хочу показать вам свою комнату; эта комната — единственная, где все вещи в порядке и на своих местах, вне этой локации у нас происходит, мягко говоря, пиздец. над моей кроватью находятся десятки моих набросков, под кроватью, кстати, тоже. где-то напротив кровати находится камин, который ничерта не работает, но добавляет моей обители определенный гротеск. слева — просторное окно в пол, справа — дверь. на столе валяется самодельная тату-машинка — я свято верю в то, что через пару лет, когда мне стукнет 17, я стану знаменитой. таких партаков, какие я бью в ильвермони, не бьют нигде. я ж, блять, открыла магам новый взгляд на их магическую жизнь, совместила статику маггловских татуировок с их колдографиями (надо сказать это приносит мне определенные плоды) — теперь стайки малолетних девочек бегают ко мне для того, чтобы набить сердечки на лопатке, а брутальные парни заходят, чтобы я сделала им наколки на лобке. замечательная жизнь скажу я. определенно лучше, чем в моем доме. к слову о моем доме.
— грейс, утренний завтрак, мы ждем тебя, — я слышу голос хоуп и молча приставляю два пальца к шее, когда смотрюсь на свое отражение в зеркале. моя сестра — моя полная противоположность, ей 27 и она, кстати, не представляет как это, когда член засовывают хоть куда-то.
"библейское погружение" задай богу вопрос, грейс. наш утренний ритуал, когда моя сумасшедшая сестра гадает по библии. это вообще серьезно? седьмой год подряд вся семья потакает ей в этом и задает абсолютно бредовые вопросы.
— пап, и ты туда же?! — я возмущенно смотрю на отца, который произносит "будет ли у меня приток пациентов в этом месяце, хоуп?", — весь мир сошел с ума или только моя семья?
— грейс, ты просто не хочешь поверить в бога и поверить в то, что я — любимица бога и нашего отца, — хоуп насмешливо и подчеркнуто величественно смотрит на меня, затем поворачивается к отцу, слыша:
- хоуп, ты, несомненно, моя любимая дочь.
я давлюсь злостью и слышу:
— грейс, прекрати на меня так смотреть и подавлять свою скрытую агрессию. может тебе сходить к отцу на прием?
— может тебе заткнуться и пойти подрочить на свою библию, хоуп?
я раздраженно отталкиваю от себя тарелку с едой и смотрю на мать.
ах да, похоже сегодня я упущу ее ежедневное чтение за ужином. велика потеря. вот уже десять лет, как я слышу эти бездарные строки ее нелепых рассказов. моя мать — нереализованный писатель. она категорически отказывается заниматься земными делами по типу "готовить ужин" или "прибираться по дому".
— для таких как я отведена особая миссия в жизни. вы должны гордиться своей матерью, — ванесса гордо вскидывает нос и поправляет прическу, напоминая детям о том, что за очередной покупкой продуктов двинется либо хоуп, либо я.
— ладно, на сегодня хватит, я поужинала.
лимит моего общения с семьей исчерпан. мне 15, но уже в этом возрасте я одергиваю темно-бордовую кожаную юбку, которая едва доходит мне до середины бедра. бледно-желтые каблуки сильно контрастируют с ней, но у меня нет альтернативы, а поэтому я, фыркнув в сторону семьи, взлетаю по лестнице в свою комнату. здесь гораздо легче и ничего не давит.
это лето выдалось жарким. я откидываюсь на середину постели и смотрю в потолок, надевая накладные наушники в которых играет "the stooges". я подхватываю пепельницу с тумбочки рядом с кроватью и кладу ее прямо на живот — короткий топ едва ли прикрывает бледный отрезок кожи и я ощущаю холод от стекла. это радует. температура в комнате слишком высокая. я прикрываю глаза, затягиваясь сигаретой, пропуская дым через себя прямо в легкие. тело охватывает расслабление. я лежу и думаю о том, что когда-нибудь в моей жизни появится тот самый человек, "который захочет быть моим псом", я лежу и мечтаю о том, что мои татуировки будут разлетаться на страницах всех альтернативных журналов, я лежу и наслаждаюсь тем, что я могу себе позволить все, что я захочу (даже если моя семья — самая ебанутая в этом мире). пепел слетает на мою кожу — я практически не ощущаю его, приоткрывая глаза и прищурено наблюдая за тем, как закат догорает. через полчаса нужно будет собираться. через полчаса у меня самолет в великобританию. чертовы магглы, почему мне нет 17, чтобы я могла свободно перемещаться через порт-ключи или волшебные камины? я не знаю. и я кидаю свои шмотки в чемодан точно так же, как их кидал хантер девятью годами позже.

солнцезащитные очки оказываются совершенно не нужными в этой стране. я выбрасываю их в первую попавшуюся урну, задумчиво вспоминая все, что слышала про англию. люди зануды и снобы, которые всегда держат себя в руках (это вообще как), любители чая, которые всегда завтракают овсянкой, при этом отвешивая сарказмом в сторону любого прохожего. ах да, еще там на каждом углу красные будки, точно. а в хогвартсе постоянные битвы и игры в злой-хороший. какой же бред.. я сижу на мокрой лавке и жду человека, которого никогда не видела в своей жизни, но который абсолютно точно является мне родным дядей.
просматриваю прохожих людей — их воротники на тренчкотах наглухо застегнуты, поверх еще шарфы и сверху — зонт. в америке дождей не боятся — в америке на дожди абсолютно похер. я поднимаюсь с лавки, с интересом наблюдая за тем, как ко мне подходит мужчина — даже не церемонюсь, обнимая его за плечи, слово мы видимся каждый день и по меньшей мере близкие родственники.
— так вот какой бристоль, да? а где же твой бар, тайлер? я хочу попасть туда прямо сейчас, — тайлер молчит. несколько секунд на то, чтобы осмотреть меня и, мягко говоря, охренеть. он медленно съезжает с моих красных губ на тишотку, с тишотки на юбку, которая успела чуть задраться, затем переводит взгляд на туфли, которые светятся неоном в этом вечернем и пасмурном дне. я ж, блять, заколдовала их. такого нигде нет.
— что я собирался тут портить вообще? скорее, ты испортишь ребят в нашем баре.. — и я выдыхаю, понимая, что моя дядя — именно такой, каким его описывал мой отец. тайлер пратчетт — сумасшедший брат с комплексом бога, он не различает людей по возрасту, спит с малолетками и курит траву сутками напролет. ах да, еще он поит людей таким пойлом, что после зачастую увозят на скорой. у тайлера — вечный фанк. тайлер никогда не повзрослеет, хотя ему 40 лет.
— а выпить что для меня найдется? — на моих губах сумасшедшая улыбка, настолько мне нравится тот факт, что здесь — не дома. занудная англия оказалась вовсе не той, что я представляла. тайлер пратчетт оказался лучшим дядей о котором я только могла мечтать.
а еще тайлер пратчетт умеет читать мысли. он протягивает мне косяк, мельком заглядывая в паспорт и произносит:
— я покажу тебе, какой может быть европа. ты, небось, считаешь, что немцы — ебаные фашики, так вот, такой ебли, как там — я не встречал нигде.
я чуть ли не кричу от восторга. я ослышалась? после утренних завтраков в родительском доме под звуки органной музыки я едва ли не ссу кипятком от того, что слышу. он говорит со мной на одном языке.
— мы сделаем из тебя звезду. я сделаю из тебя звезду.
— только не порно-фильмов, окей? набиваю себе цену к свадьбе, тай, — я подмигиваю дяде и закидываю свой чемодан в багажник автомобиля на котором он приехал. тайлер качает головой, перехватывая багаж прежде, чем он опускается на дно.
— крошка, это такси. настоящая тачка стоит воон там, — он незаметно уменьшает размер моего чемодана — я без понятия как, тут же, блять, магглы — и запихивает к себе в нагрудный карман. и разворачивает меня в сторону новенького харли-дэвидсона.
— ты серьезно?.. — если в моей жизни и были лучшие дни, то сегодняшний — самый-самый лучший из всех, что вообще существовали, — ты сантой подрабатываешь или как? — я хреново бегаю на каблуках, но сегодняшний забег как по маслу. прохожие оборачиваются на меня — блондинка в короткой юбке, которая летит к мотоциклу, словно это по меньшей мере чемодан с деньгами. да, это я. я прохожусь пальцами по блестящему покрытию, едва ли не кончаю от кожи на сидении, смотрю в собственное отражение в зеркале и.. бросаюсь на шею тайлеру.
— ильвермони подождет, я посылаю все к черту и остаюсь с тобой до конца каникул, тайлер!
— а теперь накинь шлем. твой дядя любит брать разгон во всех смыслах, — мое дыхание перехватывает, когда мы рассекаем ночную трассу, пускаясь на высшей скорости тольк вперед. уши закладывает — с непривычки, рев мотора вклинивается в мое сердце и душу. великобритания вклинивается в мою душу.

— ты должна полюбить всю европу так, как ее полюбил я, грация, — я та самая грация тайлера, которая висит над барной стойкой самого нашумевшего бара в бристоле. мы сидим с дядей в пустом баре и болтаем о жизни. я задумчиво набиваю ему портак на бицухе, закинув ногу на ногу, — скажешь, что я старый придурок, который держит бар для магглов, будучи волшебником? грейси, лучше тебе не ввязываться в политику — ты ее заебешь и не получишь при этом оргазма. ну никакого. поттеры здесь правят всем. они дрочат на маггловскую технику, предпочитая давать по затылку тем, кто произнесет вслух "чистокровный". поэтому я — не, — он качает головой, потягивая виски, — точно не ввяжусь в эту херню. лучше я буду окучивать цыпочек из простого мира, спаивать молодых звезд в стиле гранж, угощать молодые рок-группы бесплатным пивом и жить в свое удовольствие. посмотри на меня — у меня куча долларов, но совершенно нет галеонов.
— эти поттеры.. что-то типа Хуакога у нас в Америке?
— это вообще кто?..
— что-то типа вашего Министра Магии, только у нас это Магический Конгресс.
— хм.. нет. это живая легенда, которая похоже собирается поставить себе памятник при жизни. черт бы побрал их. а вообще мне похрен. добивай свою татуировку, нам открываться через час, Грейс.
честно говоря, мне абсолютно плевать на семьи в Британии. а тем более — в магической. гораздо больше меня заботит собственный имидж. мы с тайлером работаем над ним — совмещаем бар с тату-салоном, делая его универсальным для людей, которые после пары-тройки шотов загораются идеей "а не набить ли мне вот ту телочку в стиле пин-ап?" и тогда к ним подкатываю я — заранее обрабатывая весь зал на то, чтобы слышать их голоса, если они произносят слово "тату". я подплываю к ним с самой очаровательной улыбкой, вся в неоне, в лучших традициях нашего бара. я подплываю к ним и танцую, нашептывая на ухо живописные арты, как мощно может выглядеть запястье, когда его обвивает змея. как потрясающе может выглядеть бицепс на котором располагается рисунок. они в восторге от меня. я в восторге от себя. тайлер в восторге от своей племянницы.
меня зовут грейс пратчетт и я — самая счастливая этим летом.

— не хочешь заглянуть в мою комнату неподалеку? в двух кварталах отсюда, — незнакомый брюнет обдает меня горьковатым запахом парфюма. меня ведет от него. а, если честно, больше ведет от того, что я впервые закинулась mdma. все звуки обостряются и становятся такими объемными, что меня накидывает дежавю — очередной самый счастливый день в моей жизни после прилета в европу. я совсем себя не контролирую, когда задеваю влажными губами его шею, прильнув теснее — каблуки не держат, он хватает меня на руки, опуская в машину за углом. отец бы меня убил.
влажная ладонь съезжает по запотевшему стеклу его тачки, когда я впервые оседаю на член, улыбаясь — тормозов нет совсем. только не этой ночью. только не с ним — я даже не знаю, как его зовут, но точно знаю, что в первый раз оргазмы не ловят. должно быть больно и все такое, должно быть море крови и всякие жуткие приходы, когда ты загибаешься. я оседаю на его члене и с силой сжимаю, чувствуя, что меня накрывает оргазм.
влажная ладонь съезжает по запотевшему стеклу его тачки, когда я впервые ощущаю себя женщиной.
каблук ломается, когда я ступаю на ровную поверхность асфальта — этот чувак курит в машине, довольный собой, думая, что заполучил в коллекцию еще одну малолетку. я веду угол губ, когда отворачиваюсь от него и устремляюсь в бар, снимая босоножки — он просто не знает, что избавил меня от последних границ, которые значительно мешали наслаждаться полной жизнью.
— тайлер пратчетт! — я кричу на верхнем этаже бара, заглядывая в его комнату, где он с кем-то разговаривал, — завтра едем в Германию, уже можно.
я устремляюсь по этажу дальше — в свою спальную комнату, медленно стягивая с себя рубашку, опуская ее на пол, протаскивая по нему так, словно я героиня всех фильмов, вместе взятых. в комнате на меня находит вдохновение и я рисую так, как не рисовала никогда. каждый раз, когда я кончаю в последствии — я рисую.

— это наши корни, пратчетт, наша бабка жила именно здесь, — тайлер проводит меня по "red square".
— о-ху-еть, — мне пятнадцать. я могла ожидать того, что в этой жизни что-то может меня удивить, но не могла удивиться настолько.
— в этих мрачных красных стенах — вот здесь, где такая уродливая архитектура, жила моя прабабка? — честно говоря, после жизни в америке и пары месяцев, которые я провела в европе, россия оказалась слишком.. старой. нет, это точно не то слово. я даже не знаю, как подобрать его. мы уходим из этого места, который тайлер зовет странным "мавзолей" и меня немного отпускает. центральные улицы вне православных церквей, которые напоминали католичку хоуп, были гораздо ближе.
— я надеюсь, что она жила в приличном доме, а не в этой серой девятиэтажке, — мы забредаем в спальный район, а тайлер отвечает мне:
— в этих спальных районах страны оз тоже есть свое очарование. самые красивые девушки в моей жизни были именно from russia, — он пинает обшарпанный мусорный бак и смотрит на проходящих старух. мне становится не по себе. после неонового бристоля москва кажется чем-то кошмарным. после нового орлеана москва кажется комичной.
— давай уедем отсюда в амстердам? я честно прониклась корнями моей прабабки.. — грейс вдыхает запах сероводорода и думает о том, что никогда больше не захочет устраивать трип-поездки по европе с этой страной медведей.
30 августа. я лениво отрываю календарь над кроватью и рывком соскальзываю с кровати. это последний день лета в 2017. тайлер где-то спит — похоже на барной стойке. я старательно собираю все эскизы в гостевой комате, которая стала моей. осторожно складываю чемодан — личный дневник, скетчбук, нижнее белье, которое было на мне в мой первый раз, осколок зеркала с первого этажа бара, несколько записок от мужчин, любимые шоколадки из европы, косяк, который не пропустят при посадке в самолет, новую библию для хоуп — только бы от меня отъебалась.
я спускаюсь на первый этаж. тайлер, конечно же, храпит.
тем лучше. я выхожу на улицу и вижу редкое солнце. на губах улыбка. в груди так свободно — я понимаю, что бристоль стал для меня настоящим домом. утренняя трасса пустынна в своем рассвете. я много чему научилась в эти 15. водить мотоцикл, готовить, лучше бить татуировки, больше и качественнее рисовать эскизы, глубже целоваться, собирать вокруг себя людей, создавать порт-ключи, играть в покер, не верить в стереотипы. я так много всего обрела. люди, краски, множество городов и нового отца.
мы прощаемся в людном зале аэропорта. кажется, он попытался смахнуть слезу, которой нет. чертов драматик.
— пообещай мне, что вернешься ко мне, грейс. кто будет справляться с этими мужиками без тебя? — его кривая улыбка зеркалит мою. я тронута. я впервые не знаю, что мне сказать, а точнее, как справиться с натиском эмоций. я на умею выражать свои чувства, черт возьми.
— тайлер, — я хлопаю его по плечу своей тонкой ладонью, пытаясь сделать это на манер его друзей-байкеров, — я ну.. я никогда себя не ощущала так свободно, как ощущаю себя рядом с тобой. спасибо тебе за это.
я вкладываю в ладонь тая свои розовые очки, которые завалялись во внутреннем кармане джинсовки и нехотя разворачиваюсь к нему спиной, чтобы не выдать то, что на моих глазах видны слезы.

мне не хочется показываться родителям и уж тем более не хочется показываться долбанутой сестре.
хоуп хоронит своего кота раньше времени.
— он сказал, что умрет через неделю.
— он сдохнет от того, что ты держишь его в клетке и не кормишь 4 дня, хоуп, — я бросаю ей раздраженное замечание и поднимаюсь по лестнице вверх, слыша вслед:
— я буду с ним до его последних секунд!
— проклятая садистка, которая прикидывается, что любит животных.. — я потираю переносицу, бросая чемодан на кровать. в комнате все покрылось толстым слоем пыли. я решительно думаю о том, что следующее лето — последнее, прежде чем я вновь окажусь у тайлера. и в этот раз навсегда. пытаюсь собрать учебники, тетради и перья — все книги, которые мне задали на лето, я благополучно проебала и не прочитала даже страницы. закидываю блок маггловских сигарет в соседний чемодан. сверху пергамент. после европы все это напоминает старинную академию примерных девиц. неужели нельзя переделать правила академий и купить нормальные автоматические ручки?
и это моя-то школа является самой демократичной. в хогвартсе что, все в средневековой одежде ходят?

ильвермони — моя отдушина до временного отрезка в три месяца лета семнадцатого. то место, где я могла быть собой, то место, которое оставляло для меня восторг, как для представительницы семьи магглорожденных. я вновь ступаю по знакомым коридорам замка, приветствую знакомые лица, непринужденно разговариваю обо всем на свете, делюсь с подругами своими трип-поездками (одна из них безумно хочет познакомиться с моим дядей, хах, я-то знаю, что она та еще шлюшка и это не просто так), я произношу то, что "мой цветок уже сорван" и они едва ли не кричат от восторга и уважения. ну что за академия, честное слово, туман спадает с плеч и я как прежде обожаю свою родную обитель. со внутренним удовлетворением я даже лучше учусь — прилежно и относительно долго, пока не сдаю экзамены. тай может мной гордиться, хотя, он бы гордился мной, даже если бы я завалила все на свете. я заканчиваю ильвермони с положительными отметками. мне отдают палочку и я наконец-то могу ей пользоваться полноценно — как приличный маг северной америки.

— и ты вот так берешь и уезжаешь? оставляешь мать на пороге ее величия? — я потираю виски, скрестив руки на груди, смотря на всех членов своей семьи, которые собрались в гостиной. рождественская елка стоит здесь уже два года — никто не удостоился ее убрать, а мне просто надоело. эти придурки вырядились в черный цвет по случаю моего отъезда — больше всего постаралась хоуп, облачаясь в средневековое платье до пят (вот бы кто точно попал в хогвартс, думаю я).
— твое стремление покинуть родной дом напоминает мне о нескольких депрессивных расстройствах. напомни мне, грейс, где я упустил твое воспитание? — отец задумчиво смотрит в окно с меланхоличным выражением лица. я понимаю, что все, что здесь происходит — какой-то фарс.
— хоуп, тебе там боженька сверху не предсказал, что я скоро умру? может предсказал, а? посидите под моей дверью неделю, а потом похороните меня так же, как кота там, к примеру, — я закатываю глаза, одергивая черное платье — даже я умудрилась втянуться в этот дурацкий цирк. еще немного и я точно сойду с ума. отсюда нужно решительно сваливать.
— я взрослая. мне нужно уехать. по работе. к дяде тайлеру;
— к этому извращенцу, который поит алкоголем юных дам, — ворчит хоуп, не сдерживаясь.
все молчат, не опровергая это. и тут я, наконец, понимаю, что если я не сделаю это сейчас — я не сделаю это никогда.
— я уезжаю. я так решила. навсегда. гадайте на своей библии. живите в бардаке. занимайтесь своим призванием — каждый по отдельности. все. мне честно надоело. до свиданья. пошлю сову, когда выйду замуж, — я захватываю чемодан, который был спрятан под диваном в гостинной, — и да, черт возьми, хоуп, я выйду замуж не девственницей. прикинь?
я хлопаю дверью и набираю дяде голосовое. он обещал мне новую тату-машинку.

привет, меня зовут грейс пратчетт и мне семнадцать лет. я самый свободный человек в северной америке — я улетаю к себе домой.
с наслаждением накидываю на плечи тренчкот. я планирую поразить тайлера своим новым образом — длинные светлые волосы уложены, на глазах черные матовые очки, я в маленьком черном платье, в чулках и на каблуках, словно я тайный агент. это совсем не мой стиль, но сегодня мне хочется его удивить.
он встречает меня все там же — только теперь делано удивляется и восклицает:
— какая леди к нам пожаловала, кто же это? я не узнаю вас в гриме, грейс пратчетт! — я касаюсь его щеки своими губами, ломаюсь, но меня хватает лишь на несколько секунд, после чего я звонко смеюсь, громко отвечая ему:
— тайлер пратчетт, я тайный агент в лучших традициях синематографа, хочу вас похитить и рассказать величайший план по захвату бристоля!
мы смеемся, словно всегда жили вместе. я заметно вытянулась за эти два года — практически одного роста. моя фигура приобрела женственные очертания — окончательно и бесповоротно. я готова сворачивать мужчинам шеи.
— с женщинами ты еще не экспериментировала, да, грейс? у меня новая помощница в баре, — тай мне подмигивает, я оглядываюсь по сторонам в поисках ближайшего туалета. наигравшись, мне хочется одеться во что-то более удобное. я захожу в тесную кабинку — черт возьми, неон даже здесь, в колонках играет игги поп. мгновение и на мне узкие джинсы и белая футболка. поверх накинута кожанка, на ногах ковбойские разбитые ботинки -
сегодня я его королева в байк-стиле. нас встречают под громкие возгласы, пьют едва ли не в синхроне прямо на пороге родного бара. я снимаю шлем и ослепительно улыбаюсь — такая повзрослевшая, решительно настроенная перебить собственные партаки новыми, более свежими.
— за два года мы немного разрослись.. я выкупил соседнее крыло — теперь у тебя собственное крыло на 2 этаже, грейс. оно твое, — тайлер запускает ладонь в свои темные волосы, подернутые проседью, он старается не придавать этому значение, но все равно выходит как-то торжественно. я второй раз в жизни не знаю, что ответить.
— я не могу ловить дежавю каждый раз, когда я с тобой рядом.. но, черт возьми, я это делаю, — я криво усмехаюсь, подхватывая его сигарету из рук и делаю глубокую затяжку, выпуская струи дыма через нос — несколько мужчин засматриваются на то, как я картинно опускаю локоть на сидение мотоцикла, — мне же теперь работать на тебя всю жизнь, тайлер, ну а если честно, то ты для меня значишь больше, чем вся моя семья, вместе взятая.
я корчу гримасу и после протягиваю ему небольшой сверток. в этом альбоме зарисовки наших путешествий с 17 года. максимальное количество.
— черт, грейс.. твою ж мать, ты все же растрогала своего дядю, ну кто так делает, а! — здоровяк бросается мне на встречу и буквально захватывает меня, кружа на месте, — все видели, а?! — его громкий рев слышится на весь квартал, — это моя племянница и она, черт побери, такой талант, что вы все сквиртать будете от нее!

мы развиваемся за все это время. разрастаемся и превращаемся в бар "pratchett", который держит отдельный тату-салон; нам не нужны наши юные шалости в виде подкатов к мужчинам — они сами идут, когда видят две вывески рядом. я пытаюсь быть предпринимателем, но выхожу какой-то ебанутой, выдаю концепт определенной аудитории — привлечение волшебников в отдельном зале; отдельные волшебные татуировки. к тому времени я уже успеваю выучить знаменитые фамилии в магической британии — поттеры, уизли, альбус дамблдор, всякие томы реддлы.. все они наконец-то воспринимаются мной. я говорю тайлеру о том, что поттер был бы рад узнать, что в нашем баре есть место для всех — для магглов и для волшебников. тайлер отвечает, что послал бы этого поттера в задницу. я не спорю и довольно хмыкаю. меня все больше узнают в округе. я не успеваю справиться с потоком заказов — постепенно разделяю две функции и разграничиваю свои дни.
вдох — белый порошок через левую ноздрю, я откидываюсь назад и смотрю в свое отражение;
я рисую в своей комнате и это ночь после секса.
выдох — белый порошок через правую ноздрю, я откидываюсь назад и смотрю в свое отражение;
я помогаю бару оклематься после бурной ночи и это день.
сглатываю — по моему телу проходят нервные импульсы, я смотрю в свои зрачки и не узнаю саму себя;
я набиваю на лобке какому-то мужику похабную фразу и едко произношу: накидываешь сверху за то, что я пишу такую пошлость.
я разрываюсь между тем и другим и понимаю, что я не справляюсь. меня одной — мало. мне не тесно, но мне определенно нужно успевать дышать, рассекать по трассе, наслаждаться тем, что в моей жизни тоже есть личная жизнь.
я говорю "тайлер, давай возьмем пару художниц ко мне";
я говорю "тайлер, ты же хочешь, чтобы я тоже отдыхала?";
я говорю "тайлер, ты же хочешь, чтобы мы расширялись?";
и тай верит мне. безоговорочно и всепоглощающе. мы набираем новых людей в ближайшую неделю и я впервые могу себе позволить расслабиться.

это первая ночь, когда я не работаю, не думаю о том, чтобы что-то делать — я потягиваю коктейль, покачивая ногой под барной стойкой. в ближайшие полгода я буду принимать лишь редких вип-клиентов моего дяди, я даю себе отдых, отпуск — называйте как хотите. но я даю себе отдых впервые за пять лет. приятный трип-хоп разливается по залу — я сижу в пространстве для волшебников, прикидываясь милой ведьмой. меня выдает мой же оскал, но я стараюсь расслабиться.
— да пойми же ты, мне нужен эскиз именно от тебя, — он осаждает ее уже третий день и порядком надоел. ей хочется зарядить томасу в лицо кровавой мери, — ну что тебе стоит??
— 125 галлеонов и я набью тебе хоть тролля, без обид, чувак, но ты — вылитый он, — я усмехаюсь и откидываю с лица волосы, опрокидывая шот с абсентом; я смеюсь и наклоняюсь через барную стойку вперед, шепотом произнося бармену свои желания касательно следующей порции. сегодня только алкоголь и море музыки, которой ей так не хватало. сегодня только смех, пьяные танцы и чьи-то руки на ее заднице (если честно, то похуй чьи)
он выкатывает к ней непонятно откуда — в белой футболке и рваной джинсовке с орлом на спине. незнакомое лицо в алых бликах отчетливо выделяется сквозь толпу тех, кого она отлично знала и знает по сей день. хозяйка в собственном баре. но он об этом совсем не знает.
"типа рок-звезда? ну-ну"
она небрежно окидывает его взглядом и возвращается к диалогу с майклом, обсуждая то, что ей хотелось бы попробовать.
— файервиски, а вот если еще магически как-то сделать и так, чтобы я потом улетела?
— такая охуенная и без сопровождения? не хочешь улететь со мной, детка? — он вклинивается в ее диалог внезапно и получает вскинутую бровь в ответ. я даже не смотрю в его сторону — молча протягиваю средний палец на источник шума, затем делаю жадный глоток до дна.
— брось, что ты ломаешься, сколько ты стоишь на одну ночь?
я веду угол губ и подмигиваю бармену (тот наблюдает — сейчас будет очередной разрыв молнии и шоу "грейс снова отшила"), затем разворачиваюсь на барном стуле навстречу этой "звезде" и произношу:
— да тебе, в принципе, за всю жизнь не заработать даже на час со мной, чувак, — я вытягиваю изо рта мятную жевательную резинку и вставляю ее в рот татуированному, который, впрочем, не теряется — кладет ладонь на мое бедро и ведет вверх;
— и руку убери, а то сломаю, — я сдергиваю его пятерню и поднимаюсь со стула, насмешливо наблюдая за мимикой парня;
— да эти руки обычно доводят до сквирта, ты просто не знаешь, кто я, — он ухмыляется в ответ, пытаясь поймать меня за руку — я легко уворачиваюсь, устремляясь вглубь танцола. в спину летит:
— подрочи на моем концерте, визитка в твоем заднем кармане, — я по инерции нащупываю это подобие визитки. там название какой-то непонятной группы и номер телефона. "он серьезно думает, что я приду?"
визитка летит кому-то под ноги. рев мотора заглушает звуки музыки.
бармен протягивает незнакомцу:
— обычно сквиртают от нее, чувак, — хлопает по плечу татуированного.

— грейс, да давай съездим? чисто ради прикола, что тебе стоит? — мои подруги смотрят на меня, едва ли не умоляющим взглядом — я вспоминаю кота хоуп и закатываю глаза.
— по-жа-луй-ста, по-жа-луй-ста! — они скандируют едва ли не хором, — там же будут хантер и джонни! они чертовски сексуальные, неужели ты не понимаешь, как тебе повезло, если тебе дал визитку сам хантер боул?
— представьте себе, сам хантер боул! — я прикладываю ладони к щекам, пытаясь изобразить восторг, подпинывая колесо мотоцикла, — ну серьезно, вам что по 15?
— будем работать без выходных всю будущую неделю.
— сучки.. уговорили, ладно, что с вас взять. но если мне не понравится и этот хуянтер будет петь хреново — я уйду сразу же. джез — садись ко мне на заднее, триша поедет на чем-нибудь другом, — я подхватываю одну из подруг с собой и рассекаю этот ночной воздух.

— вот здесь они будут петь?.. — скрестив руки на груди, я подпираю кирпичную стену здания напротив полуподвального клуба. судя по разбитым бутылкам в округе — вход сюда разрешен даже малолеткам. мда, вспоминая свои 15, понимаю уровень музыки, что будет звучать внутри.
привет, меня зовут грейс пратчетт и внутри меня скепсис.
мы оказываемся в подвале, который наполнен дымом и пьяным смехом девочек, что визжат, когда на разогреве читает рэп какой-то малолетний блондин. я цепляю за рукав триш и шиплю ей на ухо:
— вам что по 15? вы интеллект аудитории видели? — меня едва ли не сшибают несколько амбалов, которые проталкиваются на передний ряд. раздраженно передернув плечом, я расталкиваю центральных и встаю ровно посредине сцены. и нет, мудак, не для того, чтобы ты увидел мое лицо, а потому что эти уроды слишком много себе позволяют.
— эй, детка, какая ты горячая, просто хот! — кто-то уже навеселе, я слащаво улыбаюсь через плечо и через мгновение заезжаю ему локтем по носу со всей силы. я забыла сказать о том, что за несколько лет рядом с тайлером я вполне управляю собственным телом? разбитых носов на моей памяти уже больше двадцати.
наконец, зал заполняет темнотой и все затыкаются. рев толпы тут же встречает четырех человек — в расфокусе различаю только одну девушку, а остальные — то ли мужчины, то ли непонятно кто, не берусь ответить.
— а эту песню я посвящаю вам, мои прекрасные королевы ночи.. — хриплый басист приглушенно отвешивает самые пошлые фразы, что я только слышала, а эти девчонки едва ли не ссут кипяток. испанский стыд, черт возьми.
стройные ритмы музыки окутывают всех, я забыла имя солиста, триш, словно читает мысли, кричит рядом со мной:
— хантер, ты лучший!! — волшебницы пускают сноп искр в воздух. у них флэш-моб?
кто-то сзади раздвигает плакаты. хантер начинает петь. вся толпа движется. я делаю несколько движений, чтобы он заметил меня чуть позже, чем мог бы заметить, если бы я стояла недвижно. сейчас играет какой-то медленный проигрыш — что за херня, это для того, чтобы вам стриптиз танцевали?
я широко ухмыляюсь, разворачиваясь к нему спиной — я чувствую его взгляд на мне и начинаю двигаться, покачивая задницей, проезжаясь руками по бедрам, приподнимая платье чуть выше. я слышу, как голос немного меняется. неуловимо, но я это слышу. я медленно поднимаю палочку вверх, не оборачиваясь и запускаю в воздух файер шоу из снопа искр с надписью "и это все, на что ты способен, ханни?"
толпа, мягко говоря, охреневает. я слышу визжание фанаток, которые возмущенно орут в мой адрес. мне плевать. толпа медленно раздвигается, но тут же смыкается за мной с каждым моим шагом. он поет дальше — я чувствую, что на этот раз с откровенной злостью, я улыбаюсь и понимаю, что вот это — интереснее, чем его тупые подкаты.

— грейс, я о многом тебя просил в своей жизни? — тайлер подходит издалека. у меня дико болит голова. я сталкиваю своего бойфренда этой недели со своей постели и натягиваю на себя его мужскую рубашку, вылезая из постели. голова тайлера деликатно спрятана за стеной, но рука машет в проеме двери.
— тай..и тебе доброе утро, что случилось? — он резко делает шаг в сторону и складывает руки в жесте типа "аминь", — я знаю, что тебя уже достали триш и джез.
— они достают на многие темы, ты о чем? — я сонно потягиваюсь, корча гримасы самой себе в зеркале. парень все еще не шевелится и не подает признаков жизни — понимаете, мы не спали до утра, а теперь из-за него на моей шее красуются засосы — я не люблю такое, — хочу врезать ему как следует вот за это, — я выразительно показываю на свою шею. тай, ну он что малолетка что ли так делать?
— давай я вымету его отсюда, а ты выполнишь мою единственную просьбу? я знаком с боулами. я хорошо знаю его семью, он действительно славный малый, даже если и немного самовлюбленное быдло. что тебе стоит забить ему пару участков тела? — я замираю, переводя взгляд на тайлера.
— ты же великодушная и великолепная грейс, моя любимая племянница, не отказывай дяде, — тайлер пользуется своим положением и я сдаюсь.
— ладно. но только пару. я не собираюсь доставлять ему удовольствие своим видом. на меня итак слишком много извращенцев дрочат, тай.
я умываюсь и чищу зубы, затем кое-как привожу себя в порядок. проходит где-то полтора часа, прежде чем я, сытая и одетая, спускаюсь в соседнее крыло на первый этаж тату-салона. он уже сидит здесь — со своим дружком, который зачем-то тоже пришел.
— это твоя моральная поддержка? — скалюсь, листая свои эскизы.
— чего тебе?
— а к тебе часто приходят с тем, чтобы ты оприходовала чей член своими эсказами?
— сейчас вылетишь отсюда. на твоем хуе бить не буду ни за какие деньги.
— а если я хочу надпись в виде твоего имени?
— парочка мужиков уже вылетало отсюда с надписями в виде моего имени, — я опускаю жалюзи на окнах, разворачиваясь к ним, — там еще приписка была "мистер ХУЕвые подкаты". не порти мне настроение и лучше выбери что-нибудь из своей памяти — слей в омут и я что-нибудь с этим сделаю.
разворачиваюсь к ним спиной, подтягиваясь на носках на верхнюю полку — короткое платье с джинсовой жилеткой поверх задирается. я слышу свист его друга. едва ли не рычу.
над моим ухом раздается:
— тебе помочь? я явно выше тебя.
— сейчас урежу.
практически рывком разворачиваюсь к нему лицом к лицу — в моих руках ножницы.
— лучше соблюдай дистанцию, если хочешь остаться в живых, — я тру виски, — вы оба меня утомили. по поводу эскизов я сказала. пузырек в нижнем ящике на столе. через неделю в семь.

— ты всегда такая хот и типа злая при этом, грейс? — я дергаю машинкой и вскидываю на него испепеляющий взгляд. мы забиваемся уже второй час, жутко хочется есть, а еще пить, потому что жарко. в перчатках жарко. в этом помещении жарко. я стаскиваю майку через голову и остаюсь в одном кружевном лифе.
— дыру не прожги на мне, ханни, — усмехаюсь, когда понимаю, что собственные соски передернуты эрекцией. еще больше улыбаюсь от того, что этот придурок похоже думает, что она от него.
— пойдешь со мной на тачке кататься вечером?
я слышу это уже в третий раз. за последние несколько дней это слишком много, а я, знаете ли, слишком не люблю однообразие. эта фраза становится именно этим словом.
— твою ж мать, боул, ты меня заебал своим вопросом, — я откладываю машинку в сторону и смотрю на него прямо. задумчиво гуляю по лбу, упираясь ступней в ножку стола.
— покатаюсь с тобой, если ммм.. привезешь мне из россии матрешку. купленную в гуме, — если честно, я не уверена, что его интеллект позволяет знать эту страну вообще, — порт-ключами не пользоваться, каминной сетью тоже. и да, метлой тоже нет, — я опережаю его мысли, довольно улыбаясь, — если тебе, конечно, действительно хочется со мной покататься, хантер.
я открыто манипулирую им, понимая, что процентное соотношения пятьдесят на пятьдесят и оба варианта оставляют меня в выигрышном положении. первый — отстанет от меня и скроется с глаз, а второй — повидает россию и мягко говоря охуеет так, что потом еще неделю будет отходить.
он скрывается с моих глаз и с этого момента наша игра начинается.
— поеду с тобой на пляж, если ты
— пройдусь по улицам бристоля, если ты
— окей, я поцелую тебя, если ты
— ты можешь снять с меня платье, если ты
май, июнь, июль — мне жарко. лето выдалось засушливым и изнуряющим. я не помню, когда последний раз ощущала такой жар.

— нам не хватает одного человека в покер, грейс. как мы будем играть, — тайлер кричит мне, когда я добиваю последний участок татуировки, — у тебя там некому присоединиться?
смешок с моих губ слетает прежде, чем я отвечаю. секундой позже кричу в ответ:
— да тут достойных игроков точно нет, только хантер и джонни, — передергиваю плечами, отстраняясь и натыкаюсь на возмущенный взгляд темных глаз хантера, — чего уставился?
— я охуенно играю в покер.
— ты? охуенно играешь? ахахаха, хантер, первая твоя смешная шутка за квартал, — мне действительно смешно, потому что он не производит впечатление подобного человека, — ну и во что же? ммм, может быть в дурака? как тебе, понравилась русская атмосфера в москве?
— на желание, пратчетт, — за пару-тройку месяцев этот мудак успел немного меня узнать. я чертыхаюсь про себя и понимаю, что не могу соскочить, когда тут такое.
— если я выигрываю — я загадываю все, что угодно, ну а если ты — на желание, да, но без секса. а то я тебя знаю.
— идет.
я напрягаюсь, когда понимаю, что ничерта не понимаю блеф это с его стороны или нет. шикаю на тайлера, когда он пытается определить раньше меня, вся изнываю от того, что теряюсь. впервые за все мои игры в покер я теряюсь. откидываю пряди волос со лба и кидаю поверхностный взгляд на боула. тот сидит спокойно и неуловимо, словно мститель. я вижу его таким впервые. ни-чер-та не понятно.
я так и не узнала его желание.
— я озвучу позже. у нас еще будет время.

у нас еще есть время.
я продолжаю, когда превращаюсь в принеси-то-не-знаю-что — он приносит;
я продолжаю, когда перехожу все рамки приличия и ставлю условия жестче — он принимает их;
я продолжаю, когда я понимаю, что черту уже перешла, но мне же скучно — он посылает меня нахуй и уходит.

я занимаюсь своими делами. наслаждаюсь тем, что его, наконец-то, боже, какое счастье, нет. я снова посвящаю самой себе очередной отпуск, умудряюсь съездить в пару ближайших стран на своем харлее, возвращаюсь домой и понимаю, что ощущаю пустоту. никто меня не доебывает таким образом, никто не осаждает подобной настойчивостью — они падают у моих ног, одни, другие, третьи. они безропотно кивают, когда я их отшиваю. они ложатся валом у моей постели, когда я говорю пойти вон из моей кровати. они не делают так, как хантер.

осень ложится на плечи незаметно — рука джонни делает это так же незаметно, как сентябрь.
— а тебе чего еще нужно? татуировок больше бить не буду, — я сегодня улыбаюсь. накачана до предела. алкоголь и наркотики вновь смешиваются во мне — совсем как в 15 лет. я смеюсь и понимаю, что даже несмешные шутки в понимании тупых пезд сегодня кажутся мне такими заливистыми, что смеяться не насмеяться. джонни видит это и совсем охуевает, касаясь между бедер своей ладонью — я раздвигаю ноги шире, произнося шепотом (в зале шумно):
— смелее.
он и не думал робеть. в его глазах вспыхивают черти, что до этого не зажигались. он заползает пальцами под шелк белья, подходя вплотную. честно говоря, мне немного похуй на то, что тут вокруг снуют люди — ощущения накалены так, что мне кажется будто касаются по меньшей мере десяток пальцев. он старательно заслоняет собой меня ото всех, когда проникает в меня указательным и средним. я кусаю свою нижнюю губу, едва не рыча:
— чего ты, блять, ждешь, — каждый слог сквозь зубы. каждый слог выцеживая через себя. сметаю его руку от себя, тут же перехватывая и обхватывая своими губами; втягиваю, чувствуя собственный вкус на языке. меня ломает от нехватки секса. увлекаю за собой на второй этаж — обычно сюда доступ запрещен, но, если честно, здесь побывало множество мужчин, просто каждый в свой определенный отрезок времени. отрезок времени по имени джонни начинается сейчас.

я сама не замечаю, как втягиваюсь во все эти интриги, точнее. он хочет меня, я хочу его, но, вроде как думаю о его лучшем друге, фронтмене их общей группе. мы спим в одной кровати, я свободно интересуюсь:
— джонни, ты не думаешь, что нам пора раскрыться? боишься получить удар в челюсть от хантера?
— да успею, какая разница когда. это не мешает нам с тобой трахаться. кстати, пойдем сегодня в клуб. там будет охренительно, лучшая тусовка этого года накануне хеллоуина.
— да я не отмечаю этот праздник, джонни. это вы дрочите на него, как на непонятно что, — поднимаюсь с постели и вываливаю все шмотки на пол из платяного шкафа. задумчиво примеряю одну, вторую, третью. нахожу свою кожаную юбку, которая едва прикрывает зад, нацепляю бархатный топ.
— угадай, кто я, джонни, — я застегиваю босоножки на щиколотках и подхожу к сидящему джонни вплотную, останавливаясь напротив его лица. его губы касаются моих бедер, когда он произносит:
— моя шлюшка. конечно же моя шлюшка пратчетт.
резкий звон пощечины летит на всю комнату, когда я смеюсь, увлекаясь поцелуем вместе с джонни. я позволяю и не позволяю ему одновременно. оставляю грань приличия, не поощряя подобное. но я знаю, что это мне нравится. я знаю, что это заводит меня.
мы уезжаем на его тачке и припарковываемся.

— tick-tack, tick-tack, tick-tack, — джонни обдолбан до предела, я смеюсь ему прямо в губы. тут бешеный ритм и техно, а мы медленно покачиваемся под него, не замечая никого вокруг.
— джонни?! — наш маленький мир к хуям раздолбан незнакомым голосом. чуть позже я поняла, кто это, но не сейчас.
— хантер?! блять, дружище, я все объясню, — я охреневаю с поведения обоих. не понимаю ничерта, возможно, потому что я пьяна до предела и едва ли что понимаю вообще. единственное, что я понимаю — это то, что я осталась одна в этом клубе здесь и сейчас.

тайлеру повезло, что он уехал в германию на пару дней. тайлеру крупно повезло.
— ебаный мудак, да ты мне нахуй не нужен был! — в комнате летают электрические импульсы, я кричу на джонни и запускаю в него все острые предметы — он едва успевает отражать их заклинаниями, — тебе нормально было сваливать из клуба, словно трусливая собака?
— ты похерила нашу дружбу! ты — телка, похерила нашу дружбу! ты думаешь, что я останусь с тобой после этого?! — джонни кричит не меньше (как девушка, думаю я и закатываю глаза), — да ты просто сука, которая пользуется положением!
— да пошел ты, джонни! — я выбрасываю его гитару раньше, чем он успевает ее левитировать, я зло добавляю:
— выметайся из этого дома, пока тайлер не отрезал тебе член.

я провожу последующий месяц в америке - мне нужно отвлечься. явно нужно. мысли про этих ебучих мужиков после разрыва с джонни окончательно мне надоели. я путешествую по америке, даже не удосужившись навестить собственную семью. мне это не нужно. тайлер все понимает и не вмешивается. я сижу на крыше передвижного автобуса и смотрю на то, как "закат догорал в огне", как сказал какой-то чувак из маминых книжек. мне приходит оповещение с перископа. боже мой, что за бред. я забыла отписаться от прямых трансляций группы хантера. лениво сбрасываю сигарету щелчком пальцев и, откинувшись на крышу спиной, включаю ее. мне хватает двух секунд, чтобы оливковый оттенок кожи приобрел красный цвет, а я аппарировала к ближайшей каминной сети. блядский хантер. посвятил мне песню о том, какая я шлюха?
я заламываюсь в знакомое подвальное помещение с такой яростью, что от меня отшатываются люди, потягивающие содовую. гневный взгляд во все стороны - я ищу глазами этого мудака и накидываю на плечи кожанку - я была на пляже и я действительно в одном купальнике. хорошо хоть прихватила первую попавшуюся вещь.
я вышибаю тонкую защелку их гримерки с ноги.
рычу сквозь зубы джонни:
- пошел вон.
и я не шучу, когда в моих глазах не остается ничего, кроме черного цвета. джонни, конечно, все понимает. он ретируется за пару мгновений. телка с еще одним хуесосом уходят следом. хантер сидит в глубоком кресле и самодовольно улыбается. я скалюсь и понимаю, что меня трясет от гнева.
- тебе не кажется, что в любом поведении должен быть предел, мать твою?! ты совсем охуел, самовлюбленный мудила, да мне всегда было на тебя плевать и я никогда не была твоей даже в постели, не говоря уже о том, что я тебе с какого-то хера изменила, судя по твоей говно-песне.
поток слов льется не останавливаясь, я цепляю его за его футболку, но эта тупая гора мышц даже не смещается с места - вместо этого ткань тишотки рвется.
- встань, когда с тобой разговаривают, ебучий мудак! забыть меня не можешь и пытаешься унизить своими тупейшими песенками?! и вообще ты медведь и петь ничерта не умеешь!
я пылаю гневом так, что мне кажется, будто сейчас вокруг взорвутся все звезды, все лампочки в этом помещении, все источники света - природные и искусственные. кажется, он тоже злится, я не понимаю, чем конкретно его пробило, но явно пробило, потому как он подрывается с кресла и разраженно потирая переносицу, выпаливает мне:
- да ты блять реально шлюха.. еще и истеричная. чего ты сюда приехала, уебывай из моей гримерки! - он показывает мне средний палец и направляет ладонь в сторону выхода, но меня не остановить.
- бесишь меня своими глупыми выходками, что тебе от меня надо?! чего ты хочешь добиться своими хреновыми лириксами?!
он касается моего плеча, что-то крича в ответ - я сбрасываю его руки, едва ли не срывая себе связки:
- и не трогай меня блять, я никогда тебе не дам и не дала бы!
- да заткнись ты уже, наконец, - он рычит это едва ли не на весь зал, мне кажется, будто меня оглушает (я не совсем понимаю чем - его голосом или его губами, которые внезапно накрывают мои, сминая в жадном, поглощающем поцелуе), мне кажется, будто все звуки мира внезапно исчезают. я злюсь на себя, потому что так хочу тишины, что отвечаю на его поцелуй, подаваясь вперед ближе, когда его руки сжимают меня и подгребают к себе вплотную. я упираюсь руками в его грудь - больше для приличия, чем этого бы хотелась, кусая и прорывая нижнюю губу до крови. я пытаюсь отрезвить себя хоть чем-то, отрываясь от его губ.
- ты.. ты идиот.
она вылетает из этого помещения и зарекается больше никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не сталкиваться с хантером боулом.

мне это удается. мы сталкиваемся с ним лишь однажды - спустя два месяца, на совместной вечеринке. я отхожу от последнего столкновения и принимаю нейтральную позицию, равнодушно пробегая по нему взглядом, теряясь среди других, наслаждаясь тем, какая годная музыка звучит в этот вечер. над моим ухом раздрается:
- я хочу свое желание, - и я смотрю на него ненавидящим взглядом, потому что нерушимый обет может стоить слишком дорого, - станцуй мне, холли.
меня передергивает от злости, когда я слышу свое второе имя, которого он, в принципе, не мог нигде узнать. (неужели тайлер проболтался). меня передергивает вдвойне, когда он тащит меня по лестнице на третий этаж - в чью-то спальную комнату, садится в глубокое кресло и ждет.
в нашу комнату вовсе не пролетают посторонние звуки.
он включает "plastic stress" у terranova.
я мысленно хочу убить тайлера за компанию, а у самой внутри - влажно. я слишком люблю эту песню. я слишком люблю танцевать под нее.
знакомый голос касается моего сознания, когда я поворачиваюсь к нему спиной и начинаю двигаться под тягучий и липкий трип.
я чувствую - подкожно и на уровне тел, которые слишком близко друг к другу, как он смотрит на меня, буравя взглядом каждый позвонок, который скрыт под топом. музыка расслабляет. я практически не думаю ни о чем, делая глоток водки со льдом, который стоял на столе.
я остаюсь без белья и в одной юбке, когда он входит в меня в первый раз.
мы оставляем этот элемент белым флагом, который простилается между нами с сегодняшней ночи.

привет, меня зовут грейс пратчетт и я скоро сменю фамилию.
я так хочу рассказать о нем. много и долго. медленно или быстро, но с деталями. я хочу поделиться с тобой всем, что произошло в моей жизни за этот год, но вместо этого отбрасываю карты в сторону и задаю тебе один вопрос "ты сыграешь со мной в покер на желание?"

i wanna throw you to the hounds
» знак зодиака: лев
» факты о персонаже:
- в детстве до 10 лет постоянно переезжали с семьей из штата в штат - отец не мог найти "свое кармическое место", а мать не могла найти "свое вдохновение для нового рассказа". в силу переездов и вечной смены маггловских школ грейс абсолютно неприхотлива к местам обитания. легко адаптируется в новых коллективах и не тушуется перед толпой незнакомцев.
- собственная среда, в которой она выросла, настолько раздражает грейс, насколько вообще может раздражать хоть что-то в этой жизни. аллергия на сестру, непонимание матери и возмущение в адрес отца. наверное, именно поэтому, грейс не рассказала семье о своей свадьбе и не написала ни одного письма за последние три года.
- несмотря на то, что смена мест жительств эйс дается свободно и ей абсолютно посрать какой беспорядок у кого на вписке и какой слой пыли в чужой квартире - к своему пространству относится очень бережно и внимательно (кроме шкафа - там полный хаос), старается делать уборку два раза в неделю и не допускать попадания пыли в месте, где она зачастую спит.
- у холли аллергия на пыль. благодаря магическим подколкам все свелось к минимуму - к легкому кашлю, но так или иначе вещь весьма неприятная.
- отлично готовит и знает классический набор базовых коктейлей за барной стойкой. научилась этому не из-за того, что ей это нравится, а потому что мать просто ничерта не готовила в этой жизни.
- стерильно относится к своему телу, если речь заходит о татуировках. как там говорится? сапожник без сапог. на ее теле вы не найдете ни одной наколки, максимум - письмена на теле, сделанные чернилами.
- к слову о татуировках. набила на нескольких сумасшедших надпись "хантер - ты лучший!" и сделала это едва ли не с закрытыми глазами с сигаретой в зубах. насколько сильно и ревностно относятся к ханни его поклонницы, настолько похуистично и равнодушна грейс к тому, кто и где хочет у него отсосать и кто это, в принципе, делает.
- бешеный фанат сгущенного молока. да, того самого, именно из россии. другие версии не приемлет.
- почти не выползает из маггловских магазинов и в косой переулок ездит только из-за хантера, когда тому что-то нужно или еще хз что.
- преданна ильвермони до мозга костей. считает хогвартсом "адом консерваторов" и абсолютно не приемлет их разбор на факультеты.
- в академии любила травологию и заклинания - ее конек;
- к слову, в политику британии вообще не ввязывается, так как тайлер в 15 еще на пальцах разъяснил, кто такой поттер и что им нужно от этого магического мира. к счастью, ей от поттера не нужно ничего. одинаково равно считает фашистами как "старых пожирателей смерти", так и "фанатов нового строя" с грейнджер во главе.
- не курит, не употребляет, пока не выпьет. когда выпьет, лучше держать ее при себе, иначе пустится во все тяжкие.
- хреново и очень-очень-очень хреново с самоконтролем. если разозлится - наорет так, что будут слышать все, если находится в состоянии эйфории - будет проявлять это максимально шумно и эмоционально. кстати, во время секса заткнуться тоже не может.
- фетиш на dirty talk; до брака весьма любила "пообщаться парочками вон с теми" и подцепить "вон того чувака, он может тебе отсосать, хантер". живо реагирует на весь движ и вещи, которые еще не перепробовала в постели. к сексу относится как к необходимой потребности в которой нельзя себе отказывать.
- на самом деле, вполне понимает, почему ее мужем оказался именно боул - они оба лишены романтики и до сих пор не сходили ни на одно человеческое и традиционное свидание, каким бы его могла охарактеризовать ебанутая хоуп.
- вечно провоцирует мужа на всякий кипиш, правда теперь уже не перегибает и понимает тот "стоп", когда нужно остановиться.
- обожает хантера настолько, насколько она об этом ему не говорит. и если у ханни стояк на нее возник с первого дня, то у нее на него - углубляется и развивается все больше с каждым новым днем.
- не любит тупых людей. угадайте кто исключение.
- стопроцентная гетеросексуалка. к женщинам относится с интересом лишь с точки зрения интереса. в сексе - за компанию, если муж захочет тройничок. зато течет от геев и при каждом удобном случае говорит хантеру устроить ей шоу с фейерверками в компании какого-нибудь слащавого паренька.
- не умеет в мягкость. резковатая по характеру, вспыльчивая, впрочем, быстро отходит и не имеет привычки держать обиду долго. тупо забывает причину.
- не умеет в мать. допускает рождение детей в будущем, но пока лишь с опаской смотрит на проходящих мимо детей и думает, как такая пара как "я и ханни" могут стать родителями.
- умеет в любовницу. обожает ролевые игры с переодеваниями.
- в феврале 2026 хантер боул сделал самое ебанутое и тупое предложение, которое только мог сделать. согласилась сразу же, принимая это за очередную авантюру.
- с начале 2027 года планируют поездку к родителям грейс. сама грейс весьма нехотя относится к этой авантюре, но если хантер хочет - так и быть. хоть поймет, что на мать передернуть точно не получится.
- ну и немного стереотипов - лантентная жучара по соционике.

i wanna skin you with my tongue
» способности: прекрасно готовит классические американские завтраки и обеды, умеет варить борщ и наливать стакан водки. знает набор матных слов на русском языке, в остальном знанием языков не блещет. пишет так себе, словом, в мать не пошла. в силу выбора профессии, которая ей действительно к душе, грейс достаточно талантлива в создании собственных эскизов для татуировок, любит живопись и графику. специфические музыкальные пристрастия в которые явно не входит музыка, которую исполняет хантер - трип-хоп ее все. неплохо двигается в танцах, если не считать того, что она вечно слетает со своих каблуков. умеет чинить мотоциклы и заряжать мужикам в нос.
» артефакты: 13 дюймов, волос фестрала, эбеновое дерево.
» связь: в личные сообщения.

+5

2

Код:
<!--HTML-->
<link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Oswald|Oranienbaum' rel='stylesheet' type='text/css'>
<style type="text/css">
#clean { width: 450px; height: 300px; position: relative; overflow: auto; }

#clean .bandit { -WEBKIT-TRANSITION: 1.5S ALL EASE-IN-OUT; -MOZ-TRANSITION: 1S ALL EASE-IN-OUT; O-TRANSITION: 1S ALL EASE-IN-OUT; position: absolute; top: 190px; left: 50px; opacity: 1; }

#clean:hover .bandit { -WEBKIT-TRANSITION: 1.5S ALL EASE-IN-OUT; -MOZ-TRANSITION: 1S ALL EASE-IN-OUT; O-TRANSITION: 1S ALL EASE-IN-OUT; top: 220px; left: 50px; opacity: 0.9; overflow: hidden;}

#clean .down {  opacity: 0; -webkit-transition: 1.5s all ease-in-out; -moz-transition: 1.5s all ease-in-out; o-transition: 1.5s all ease-in-out; top: 5px; position: absolute; left: 50px; }

#clean:hover .down { opacity: 1; -webkit-transition: 1.5s all ease-in-out; -moz-transition: 1.5s all ease-in-out; o-transition: 1.5s all ease-in-out; top: 15px; left: 50px; }

.band { width: 160px; padding-top: 4px; padding-bottom: 2px; background-color: #7b797c; color: #C86529; font-family:georgia;, sans; text-transform: uppercase; font-size: 9px; text-align: center; letter-spacing: 2pt; border-bottom: 3px solid #aeaeae; }

.horses { width: 160px; padding-top: 3px; padding-bottom: 5px; background-color: #989898; font-family: calibri; color: #2c2c2c; text-transform: uppercase; text-align: center; font-size: 8px; letter-spacing: 1pt; }

.namebg { width: 355px; padding-top: 15px; padding-bottom: 15px; background-color: #484848; opacity: 0.85; }
.name { font-family: cousine; text-transform: none; font-size: 14px; text-align: center;  padding-bottom: 5px; font-weight: bold; color: #2c2c2c;}
.nameinfo { font-family: cousine, sans;; font-size: 10px; color: #000000; text-transform: uppercase; font-weight: none; text-align: center; letter-spacing: 0pt; }


.border { width: 450px; padding: 20px; background-color: #4c4c4c; border: 5px none #64262D; }
.infobox { width: 339px; height: 160px; background-color: #3e3e3e; background: rgba(62,62,62, 0.9); border: 3px none  #838383; padding: 5px; }
.appbox { width: 370px;padding: 15px; text-align: justify; background-color: #4f4f4f; border: 25px none #4f4f4f; }

</style>

<center><div class="border">
<div style="width: 450px; background-image: url(http://funkyimg.com/i/2ADBe.png); height: 300px;">
<div id="clean">
<div class="down">
<div class="infobox">
<table cellpadding="2" cellspacing="2"><tr><td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=5">cюжет</a></div>
<div class="horses">ознакомьтесь с сюжетом нашего проекта </div></td>
<td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=6">занятые внешности</a></div>
<div class="horses">не забудьте отметить свою внешность</div></div></tr>

<tr><td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=11">список персонажей</a></div>
<div class="horses">займите свою роль</div></td>
<td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=20">личное звание</a></div>
<div class="horses">не забудьте заполнить лз</div></div></tr>

<tr><td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=25">выяснение отношений</a></div>
<div class="horses">самое время завязать новые знакомства</div></td>
<td><div class="band"><a href="http://theywantsrevenge.rusff.ru/viewtopic.php?id=7">занятость</a></div>
<div class="horses">укажите профессию вашего персонажа</div></div></tr></table>

</div></div>

<div class="bandit">
<div class="namebg"><div class="name"><MEMBERGOUPcolor>добро пожаловать на aurea mediocritas: delusion<br>
</MEMBERGOUPcolor></div>
<div class="nameinfo"><center>lily luna potter</centre></div>
</div>

</div></div></div>

</div>
</div>
</center>

0


Вы здесь » aurea mediocritas: delusion » registration » Grace Bole-Pratchett, 24, tattoo artist


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC